Высокогорный фридайвинг в Непале

Высокогорный фридайвинг в Непале (озеро Thonak tsо, 4834 м над уровнем моря).
Погружение с переменным весом (VWT) 22 октября 2019 года.

English below

13 октября 2019 года. Мы снова в Непале.

Несостоявшаяся попытка погружения в глубину c задержкой дыхания в озере Tilicho (24-25 октября 2018 года) сподвигла нас на возвращение и новую попытку погружения, но уже в другом уголке этой замечательной страны — Thonak tso lake.
1.jpg
О нас:
• Лапшин Михаил
28 лет. Новосибирск.
Член спортивной сборной команды России по подводному спорту (плавание в ластах/апноэ).
• Мирошников Борис
40 лет. Новосибирск.
Фридайвер, подводный охотник.
Участник экспедиции, которая состоялась в июле 2015 года в озере Каракуль (4000м над уровнем моря, Памир).
• Нестеренко Сергей
46 лет. Новосибирск.
Горный турист, альпинист-любитель, фотограф.
2.jpg
Достоверные сведения об озере Thonak tso:
• место расположения — Национальный парк Сагарматха, на 100 метров выше озера Gokyo tso (Dudh Pokhari), на берегу которого расположена деревня Гокио;
• максимальная глубина 62,4 м;
• температура воды в октябре - 6C;

Целями данного погружения в глубину на задержке дыхания были:
• продолжение изучения вопроса реакции организма фридайвера на ныряние в глубину в условиях высокогорных (4000 метров +) водоёмов (первая такого рода экспедиция была проведена нами в июле 2015 года в озере Каракуль (4000 метров над уровнем моря, Памир);
• изучение возможностей человека;
• популяризация фридайвинга.

Нам удалось заполучить у моего друга Лукина Михаила генератор горного воздуха Hypoxico everest summit 2 и провести акклиматизационную подготовку, которую применяют многие спортсмены и любители со всех уголков планеты, в том числе Олимпийские сборные России и альпинисты. Эта подготовка предполагала педалирование на сайкле с маской, в которую генератором подавался воздух с определенным количеством кислорода.
Что касается какой-либо фармакологической поддержки, то нами перед нынешней поездкой был использован перетёртый моралий корень Rhaponticum cartamoides и таблетки с железом Ferrum Lek.

Существовал ряд факторов, на которые необходимо было обратить внимание до и во время поездки:
- недостаточная акклиматизация,
- снижение иммунитета вследствие нагрузок (высота + ныряние),
- переохлаждение общее и дыхательных путей,
- некорректное рассыщение от азота (всплытие после нырка осуществлялось в давление на 40% ниже нормального),
- наличие отеков и простуды, как следствие – невозможность осуществления продувки и погружения.

Оценив все теоретические факторы и предполагаемые риски, в том числе вышеперечисленные, нами были задуманы 2-3 нырятельных дня для постепенного «наращивания» глубины и изучения реакции организма, то есть хотя бы 4-6 нырков.
4.jpg
В открытом доступе в сети Интернет информации о высокогорном фридайвинге не много: купание австрийского фридайвера Christian Redl (в Gyozumpha tso lake на высоте 5200 м), рекламирующего своего спонсора, статическая задержка дыхания в исполнении хорватов в Ice lake (4720 м), погружение Косты Карлоса в озере Титикака (высота 3812 м над уровнем моря) на 60 метров в глубину в моноласте. Но подробностей организации, акклиматизации, пробных погружений Косты и другой информации мы не нашли.
Больше никто на такой высоте в водоемы не погружался, скорее всего. Если б погружался, то, по нашему мнению, в эпоху социальных сетей, достигнутыми глубинами с общественностью б поделился.

Как и в прошлом году про Tilicho, в этом году местные люди утверждали, что озера Гокио священные, купание в них запрещено. В этом году ушли на более высокое четвёртое озеро (Thonak tso), где можно было вдали от посторонних глаз совершить задуманное. Чем могло б для нас закончиться «разоблачение», естественно, никто не сказал и не скажет. Достаточно вспомнить факт очень серьёзного конфликта непальских высотных альпинистов — гидов с признанными грандами альпинизма Симоне Моро и Ули Штеком. Факт очень настораживающий, так что – «всё может быть», даже в общении с дружественными и непосредственными непальцами. В Непале, по моему мнению, мало чего-то конкретного и точного. Нация неплавающая, спортивных бассейнов в стране нет. По словам местных гидов: после того, как в прошлом году утонули в Gokyo tso 3 местных жителя, купаться в них запретили.

До озера дотопали на восьмой день, первый ходовой день начался с аэропорта Луклы (2827 м). Хотелось придерживаться некоего «усреднённого» графика, как обычно ходят этот трек туристы и оставить побольше резервных дней, хотя и понимали, что набор высоты несколько «негуманный».
5.jpg
Погода в нырятельный день как по заказу была солнечной. Получилось переодеться прям под открытым небом, хотя и брали палатку. Штаны, куртка, перчатки, носки, маска. Борис еще использовал ласты для более легкой и быстрой транспортировки буйка в нужное место. Отплыли мы где-то метров на 50-70 от берега, а может и все 100 (в горах расстояние сложно оценить). Это уж наверняка, чтобы при первом же сбросе веревки с донным грузом она размоталась до конца. Подготовка, нырок Бори – я на подстраховке. И наоборот. Метров до 3 солнечный свет еще проникал сквозь толщу воды, потом - полная завораживающая темень и тишина.
Вода особенного грязного серо-зеленого цвета.
Погрузился чуть ниже отметки на тросе – вышло 13 метров. После выныривания – одышка примерно как на равнине, только дыхание и воздух как-то по-особенному ощущались. Словами не передать. Ну и ощущение небольшой эйфории, ведь задуманное получилось! Запланирован был один нырок, поэтому достали груз, полюбовались немного на окружающие горы и вернулись на берег. Не замерзли, благодарили солнце. Кстати, за день до нырка был снег и в последующие дни после нырка, кстати - тоже «нелетная» погода.
7.jpg
Борис во время обратной дороги с нырялки в деревню Гокио почувствовал некомфортное состояние в легких, слабость. Довеском к нагрузке от нырка было доставание веревки с донным грузом. Через 3 часа у него улучшений не было. Во избежание ухудшений нам пришлось спуститься на более низкую высоту для плодотворного восстановления, потому что на высотах близких к 5000 метров, организму вылечиться вряд ли возможно. Медикаменты применялись, но ключевую роль, наверняка, сыграла правильная оценка ситуации и своевременный сброс высоты.

P.S.
Фридайвинг в Новосибирске есть, его не может не быть (с).
Г. Василькевич www.naglubine.net.
То ли ещё будет.

High-altitude freediving in Nepal (Thonak Tso Lake, 4834 m above sea level) Variable weight immersion (VWT) on October 22, 2019

October 13, 2019. We are in Nepal again.
The failed attempt of a breath-hold dive into the depth of Tilicho Lake (October 24-25, 2018, https://www.risk.ru/blog/209232) inspired us to come back and attempt to submerge one more time, but in a different corner of this wonderful country, Thonak Tso Lake.
 
About us:
• Mikhail Lapshin 28 years, Novosibirsk Member of the Russian underwater sports combined team (finswimming/freediving).
• Boris Miroshnikov 40 years, Novosibirsk Freediver, underwater hunter Member of the expedition
 (https://www.risk.ru/blog/209232), which took place in June 2015 in Karakul Lake (4000 m above sea level, Pamir).
• Sergey Nesterenko 46 years, Novosibirsk Mountain tourist, amateur mountaineer, photographer

Some facts about Thonak Tso Lake:
• location: Sagarmatha National Park, 100 m higher than Gokyo Tso Lake (Dudh Pokhari), on the shore of which Gokyo village is situated;
• maximum depth 62.4 m;
• water temperature in October – 6 C.

The goals of this depth breath-hold immersion were:
• further studying the reaction of the freediver’s organism to diving at a high altitude (4000+ m); our first such expedition took place in July 2015 in Karakul Lake (4000 m above sea level, Pamir);
• studying human abilities;
• popularization of freediving.
 
We managed to get the Hypoxico Everest Summit 2 altitude generator from my friend Mikhail Lukin and do acclimatizing preparation, carried out by a lot of sports people and amateurs in every part of the world, including the Russian Olympic combined teams and mountaineers. This preparation consisted in pedalling a cycle with a mask, into which air with a certain amount of oxygen was supplied. Concerning pharmacological support, before our trip we used ground maral root (Rhaponticum carthamoides) and Ferrum Lek ferrum pills.

There were a number of factors we had to pay attention to before and during the trip:
insufficient acclimatization,
immunity decrease due to physical exertion (high altitude + freediving),
general exposure and overcooling of the respiratory tract,
inadequate nitrogen off-gassing (the emersion after the dive was done under a pressure 40% lower than normal),
cold and swellings hindering equalization and submersing.
Having all the theoretical factors and assumed risks estimated, including the above mentioned, we planned 2 or 3 diving days to gradually increase the depth and study the organism’s reaction, which meant at least 4-6 dives.
 
There isn’t much available information about high-altitude diving in the Internet: Austrian freediver Cristian Redl’s swimming (in Gyozumpha Tso Lake at a height of 5200m), who was advertising his sponsor (https://youtu.be/J1STXizDrvQ), static breath holding by some Croatians in Ice Lake (4720m, https://divingalmanac.com/highest-altitude-freedive/), Costa Carlos’ submersion in Titicaca Lake (3812m above sea level) to a depth of 60 m with monofin. But neither details on Costa’s organization, acclimatization and test immersions, nor other information were found. It seems like no one else has immersed at such an altitude. If someone had, as we thought, in the era of social nets they would have shared the achieved depths with the general public. Like the year before at Tilicho, this year the locals claimed that Gokyo Lakes are sacred and bathing there was forbidden. This year we went to the higher lake 4 (Thonak Tso), where far from a stranger’s sight we could fulfill our intention. Of course, no one said and will say what kind of consequences a possible disclosure could mean for us. It’s enough to remember a serious conflict between the Nepalese high-altitude mountain guides and the acknowledged great figures of mountaineering Simone Moro and Ueli Steck (https://www.nationalgeographic.com/news/2013/5/130502-mount-everest-fight-simone moro-interview-sherpas/).This is quite an alarming incident; so, everything is possible, even in relationships with the friendly and artless Nepalese. In my opinion, there is little precision and exactness in the Nepalese culture. This nation is “unswimming”; there are no swimming pools for sport in the country. According to the local guides, after three locals had drowned last year in Gokyo Lake 3, bathing in them was forbidden.

We reached the lake on the 8 th day, our first trekking day having started at Lukla airport (2827 m). We wanted to stick to a certain average trekking plan, like tourists usually walk this route, and leave more spare days, although we understood that our ascend was kind of “inhumane”.

As if by our request, the weather on the diving day was sunny. We managed to change our clothes right in the open air, although we had taken the tent with us. Pants, jacket, gloves, socks, mask. Boris used fins as well for an easier and faster placement the buoy at the needed point. We swam 50-70 m away from the shore, perhaps, even 100 m (it’s difficult to estimate distance in mountains). That was to make sure the rope with the bottom weight would unroll fully at the first drop. Preparation, Boria’s dive, me backing up, then the other way round. Up to about 3 meters to the depth, sunlight could penetrate the thickness of the water, after that it was all complete fascinating darkness and silence. The water was of some especial dirty grey-green color. I submerged a bit lower than the mark on the rope: it proved to be 13 meters. After the emergence I was short of breath, like on flat land, but my breath and the air felt somehow otherwise. It’s difficult to put in words. And a little feeling of euphoria – we had succeeded! We had planned only one dive, that’s why we got back the weight, feasted our eyes on the surrounding mountains for some time and returned to the shore. We weren’t cold and thanked the sun. By the way, the day before the dive was snowy and all the days after the dive were “nonflying” as well.

On our way back to Gokyo village Boris felt uncomfortable in the lungs and got weak. Physical exertion of the dive had been enhanced by getting back the rope with the bottom weight. 3 hours later he felt no better. To avoid worsening we had to descend to a lower height for a more effective recovery, because at heights near 5000 meters the body can hardly get well again. We used medication as well, but the key role must have been played by the right estimation of the situation and the timely descend.

P.S.
Freediving in Novosibirsk exists, it cannot fail to exist ©.
G. Vasilkevich http://naglubine.net.
There’s more to come.