Глубинный чемпионат мира по фридайвингу по версии CMAS 2018. Личный опыт Андрея Матвеенко

Russian/English article.

1-7 октября в городе Каш, расположенном на Средиземноморском побережье Турции, состоялся третий глубинный чемпионат мира по фридайвингу по версии CMAS 2018, в котором принимали участие национальные команды 26 стран.

Представляем вашему вниманию рассказ о личном опыте участия и подготовки к чемпионату серебряного призера соревнований – российского фридайвера Андрея Матвеенко. Спортсмен анализирует все трудности и ошибки, с которыми пришлось столкнуться, а также делится бесценным опытом их преодоления.

Свою первую сотню в ласте я нырнул в 2015 году. Но количество глубинных выездов, тренировок их структура и травмы не позволяли прогрессировать дальше.

Однако постепенно из года в год количество глубинных тренировок росло, и наметился какой-то прогресс. В этом году весной было два глубинных выезда, на Филиппины и в Дахаб. Также планировались тренировки в Геленджике на Черном море. Но из-за операции на пазухи моего партнера по команде и страхующий Татьяны Земских, потренироваться толком не вышло.

Подготовка к глубинному чемпионату мира началась в Дахабе в двадцатых числах августа. Этому периоду предшествовали тренировки на суше и в бассейне. Было много упражнений на растяжку и приличный, по моим меркам, объём на технику плавания дельфином. В ходе этих тренировок хотелось решить 2 проблемы. Первая – заключается в том, что в момент наступления азотного наркоза, чувствительность тела снижается, и контроль техники разваливается. Это значит, что если наработать новые, более эффективные стереотипы движения, которые будут удерживаться только вниманием во время нырка, то такая техника развалится с наступлением симптомов наркоза. Соответственно нужен такой объём плавания с новым стереотипом движений, который будет работать даже в почти бессознательном состоянии. Вторая проблема - баротравмы легких, трахеи и гортани. Для решения этой проблемы я ежедневно тянулся на своем пропсе, экспериментируя с упражнениями и постепенно повышая гибкость тела.

4020b9_41778119fc524e9aa85444f843f4aa51~mv2.jpg

Тренировки начались с низкого старта. Радовала скорость прогресса и легкость нырков. Но на четвертой тренировке, после дня отдыха я сумел заполучить самую настоящую декомпрессионную болезнь (ДКБ). Сразу после нырка сильно онемела рука, а после того как поплыл на берег, то же самое произошло с ногой. И хотя после дыхания кислородом и других мероприятий симптомы прошли, в тренировках пришлось сделать перерыв. Вероятнее всего причиной появления симптомов ДКБ стала физическая нагрузка. Через несколько минут после завершения нырка я поднял двенадцатикилограммовый донный груз на 35 метров выше. Но поскольку ДКБ у фридайверов слабо изучено, не могу утверждать, что именно это стало причиной болезни.

Далее тренировки проходили в штатном режиме. Я чередовал нырки брассом с нырками в моноласте. И в определенный момент неожиданно столкнулся с тем, что при погружениях в моноласте мне перестало хватать воздуха для продувки. При том, что воздух я не проглатывал. Две тренировки ушло на то что бы разобраться с причиной. Оказалось, что ныряя брассом, я перестал набирать полный рот воздуха для продувки из-за присущей данной дисциплине меньшей глубины. После нескольких нырков брассом с небольшим набором воздуха, стереотип переполз и на погружения в моноласте. То есть, я просто не набирал достаточно воздуха. Проблема была осознана и решена.

4020b9_d5d4009a4ed94e4aa7aa748a4d5f84aa~mv2_d_7952_5304_s_4_2.jpg

В сентябре в Дахабе задули ветра, и за Blue Hole поднялись волны. Из-за этого пришлось пропустить несколько тренировок в моноласте, заменив их на брасс. В общей сложности из-за погоды и переездов, я не тренировал глубокие нырки около трех недель. Поэтому на первой тренировке в Каше заполучил баротравму легких и плохое настроение.

Следующие тренировки проходили без потерь. Последняя тренировка была по глубине аналогична стартовой заявке - 108 метров. Чувствовался запас, но был нюанс. На тросах организаторов соревнований глубина выставлялась примерно на 1,5 метра больше, чем показывали компьютеры спортсменов. Единственные компьютеры, с чьими данными совпадала глубина, были компьютеры Mares. Спорить с организаторами было бесполезно. Поэтому, не смотря на то, что сильно хотелось нырнуть 110, я заявил 108. И после нырка мой компьютер Suunto, закрепленный на шее, показал 109, соответственно по руке там были все 110 метров.
4020b9_d35a4177cea5450092b0f01cb31ba782~mv2_d_1280_1430_s_2.jpg

Два дня переносили начало соревнований. Это нервировало, но не сильно. Первый старт снял напряжение, и дальше было проще. Я пропустил старт брассом для того, что бы отдохнуть перед свободным погружением по тросу. Эту дисциплину я тренировал аж в мае, немного сомневался, заявляя свой предел – 100 метров. Но прелесть этой дисциплины в том, что для нее специальных навыков (в сравнении с брасом, например) особо не надо. Поэтому не особо легко, но я таки нырнул то, что заявил.

43952939_2129002437365610_299995979497603072_n.jpg

Так что, несмотря на трудности, которые пришлось преодолеть, выступление на чемпионате мира было успешным. Итог – две серебряные медали в дисциплинах ныряние в глубину в моноласте и свободное погружение по тросу.
Мое участие в соревнованиях было бы невозможно без поддержки Федерации фридайвинга, Алексея Молчанова и Валерия Радченко. Огромное вам спасибо!

В следующем году планируется целых два глубинных чемпионата мира и Molchanova Grand Prix. Пока не прошел запал от соревнований, составляю план тренировок на год. В предвкушении нового сезона мы продолжим учить и тренироваться в Дахабе, а следующий год начнем на Филиппинах, на острове Панглао (информация о курсе здесь). Присоединяйтесь к команде!

Федерация Фридайвинга в свою очередь поздравляет Андрея с новыми достижениями и призовыми местами на таких престижных соревнованиях, как глубинный чемпионат мира по фридайвингу по версии CMAS, где конкуренция с каждым годом всё выше. Желаем не останавливаться на достигнутом – новых глубин и успехов!

43479472_2125927801006407_7712190907608465408_n.jpg

CMAS freediving championship: personal experience of Andrey Matveenko

3rd depth CMAS freediving championship took place in Turkish city Kas 1-7 October. 26 national teams from different counties took part in the competitions. The story of training and participation in the silver winner of the championship Russian athlete Andrey Matveenko is below. Andrey tells about difficulties he has faced during preliminary depth training and his personal experience to solve them.

I dived 100 meters first in 2015. However, a small number of depth training sessions, the structure of the training process and injuries didn’t let to make further progress.

But from year to year, the amount of depth training sessions get increasing and some progress has become obvious. In this year there were depth training sessions on the Philippines and in Dahab. Also, training sessions were planned on the Black sea in Gelendzhik but my training buddy and safety Tatyana Zemskikh had a surgery on her sinuses that’s why training wasn’t effective enough.

Preparation for 3rd CMAS freediving world championship started after 20th August in Dahab. Before that, there were training sessions in the gym and in the pool. In the gym, I mostly do exercises for stretching and in the pool, I train the dolphin swimming technique. During these sessions, I was trying to solve 2 issues. The first problem was the loss of the body sensibility and technique control under nitrogen narcosis. To solve it I needed to gain such technique patterns which would work automatically even in almost unconscious cases. The second challenge was barotrauma of the lungs, trachea, and larynx. To escape these injuries I daily did stretching exercises on my “props”, making experiments with different kinds of training and gradually increase body flexibility.

Training in Dahab has become from the low start. I was satisfied with the speed of my progress and with easy dives. However, on 4th training session after a day off I got the real decompression sickness (DCS). Just after a dive, my arm was heavily numb, when I was swimming to the beach the same had happened with my leg. And although after breathing O2 and medical treatment the symptoms of DCS disappeared I was ought to have a break. The most likely that the reason caused DCS was an exercise stress right after a deep dive. Several minutes later after finishing my dive, I raised the twelve-kilogram bottom weight to 35 m. However, I can’t assert that exactly this was one and only reason for DCS because the sickness isn’t studied well enough.

The further training sessions passed without any accidents. I alternated training in a monofin with breaststroke. And in one moment I suddenly faced an issue that during a dive with a monofin I didn’t have enough air for equalization. However, I didn’t swallow the air. I had wasted 2 training sessions to distinguish the reason for this. And it turned out that diving CNF I didn’t get my mouth full of air because of the smaller depth inherent to this discipline. After several dives, the diving pattern was automatically used even for dives with a monofin. So, the issue was realized and solved.

In September winds have been blowing and behind the Blue Hole waves have raised. Because of it, I had to miss several training sessions with a monofin replaced them with breaststroke training. In total because of the weather and traveling I haven’t been training depth dives about 3 weeks. That’s why on my first training in Kas I got barotrauma of the lungs and bad mood.

Next training sessions passed without losses. The last training before the championship was to the same depth as I announced for the competition – 108 m. I felt that it wasn’t my limit but there was one important moment. The official line was 1.5 m deeper than the computers of athletes shown. The only computers with which the depth coincided were Mares. That was pointless to argue with the organizers, so, although I had wanted to dive at 110 m I announced 108 m. And after the attempt at the competition, the Suunto computer on my neck showed 109 m that meant the computer on the hand would have shown 110 m.

The start of the championship had been postponing for 2 days. It was annoying but not so much. The first competition day helped to relax. I have missed the competition in CNF to have a rest before the competition in FIM. This discipline I had trained just in May, that’s why I had some doubts about announcing my personal best – 100 m. But the main advantage of this discipline is that any special swimming technique isn’t required for it (especially in comparison with CNF). That’s why not easily but I have dived what was announced.

So, despite the difficulties I had to overcome, my performance on the world championship was successful. In total, I got 2 silver medals in 2 disciplines CWT and CNF.

My participation in the championship wouldn’t have been possible without the priceless support of the Freediving Federation, Alexey Molchanov and Valery Radchenko. Thank you very much!