Чемпионат России 20715 — взгляд со стороны

Солнечные лучи настойчиво пробирались сквозь окна бассейна. Жёлто-белые блики и разноцветные солнечные зайчики мелькали по белому кафелю стен. У бортиков суетились организаторы, а спортсмены старались отрешиться от происходящего.

Первого участника, лежащего лицом в воде в метре от меня, я снимал на видео на случай апелляции или спорных моментов. Судья в жёлтой форменной футболке тут же невозмутимо сидела на стуле с большим ребристым секундомером в руке. Рядом по пояс в воде стоял страхующий в голубом жилете поверх гидрокостюма.

После третьей минуты «недышания» спортсмен начал чуть подёргиваться. По воде пошли волны-рябь, отсвечивая белыми бликами. Чуть пульсировали бока ныряльщика. Постепенно шея над воротом гидрокостюма и щёки, виднеющиеся сквозь воду, стали наливаться сизой синевой. Он все сильнее дергался, но кодовым шевелением пальца неизменно показывал, что у него всё под контролем. Наконец, после пяти минут задержки дыхания или около того, его уже трясло основательно. Фридайвер решительно встал на дно и поднял потемневшее лицо с синими губами и помутившимся взглядом. Он глотал воздух, и усиливающиеся судороги изрядно трепали его, ноги подгибались. То он валился на бок, то рывком выправлялся и вдруг клевал головой и торсом вниз. «Держи!» — воскликнула судья, уверившись, что о выполнении финишного протокола речь уже не идет. Мне стало не по себе.

Страхующий в голубой жилетке уже и сам всё понял, и ловким неуловимым движением сдернул с фридайвера маску и запрокинул ему голову вверх и чуть назад. Судороги ослабевали, и кожа спортсмена, в конце концов, приобрела привычный здоровый оттенок. Красная карточка! Незачёт. «Пройдите, покажитесь врачу.» (У бортика дежурит бригада скорой помощи из 4 человек и реанимобиль.) Фууух..! Всё хорошо, что хорошо кончается.

Судья-информатор уже объявляет в микрофон следующих четырёх участников. И я, нажав «стоп видеозапись», очумело подумал: «Куда я попал?!». Следующими были две красотки-русалочки — одна страховала, вторая «недышала». В видоискатель было видно, как страхующая ласково что-то шептала своей подопечной и ободряюще нежно гладила её по спине. Задержка дыхания. Вода гладкая. Потом снова спазмы на боках спортсменки, и снова небольшая рябь на воде. Русалочка поднялась тоже с сизыми губами, но взгляд её был вполне осмысленным. Смогла сказать: «I’m ok», но вспомнить о том, что надо снять с глаз подводные очки, не смогла. За эту ошибку желтая карточка, замечание. Красотки радовались, блестели глазами и зубами, и, обнимаясь, ушли из ныряльного отдела бассейна.

А что чемпионы? Они спокойны, как удавы, и не дышат минут по семь. Поднимают из воды синеватые, но вполне счастливые и спокойные лица. Радуются белым карточкам. В воде явно ничего интересного не видят, там лишь кафель, но, наверное, что-то чуют внутри себя, что-то явно не силоволевое. Силоволевые не выдерживают даже до посинения. Они усиленно расслабляются (это как, усиленно-обессиливаются?!), но вдруг встают. Один из участников внезапно выскочил из воды и, разочарованно махнув руками, не стал даже изображать итоговый протокол, лишь досадовал, что ничего не вышло, цель не достигнута. Тоже красная карточка, которой он даже и не дождался, поспешно ретировавшись. Сколько людей, столько и их само-проявлений. Лишь чемпионы, словно самураи, ровные и спокойные.

Вот один из них, без лишнего театра, лёг вниз лицом (под звук отсчёта секунд в микрофон судьи) и держится пальцами правой руки за бортик. Подошла Главная Чемпионка, погладила его по этим пальцам. Ещё раз нежно погладила. Повертела пальцем у виска. На мой вопрос: «В чём дело?» тихо ответила, что рука напряжена. И вон, мол, ещё один — в соседнем секторе — тоже напряжённоватый. Я пригляделся — они иногда похожи на больших лягушек, неподвижно и малость принуждённо, повисших лапками вниз в стоячей воде водоема. Но напряжённый или нет, провисел он так минут семь с лишним, и не шибко дёргался в конце. Что-то они там внутри себя чуют? На диване так не получается, почему-то только в воде? Или только умеючи?

Вторая часть чемпионата: динамика. Ныряние в длину брассом. Кто-то, завернувшись в одеяло поверх гидрокостюма, выглядит одиноким, замкнувшись в себя и замерев отрешенно среди тихой оживленной суеты. Кто-то разминается и тянет всякие мышцы, кто-то «спит» на лавке, задрав ноги и уперев их в стенку над собой. Вот первые четыре участника ныряют, и четыре судьи, и ещё четыре видеооператора, и несколько фотографов быстрым шагом рысят вдоль бортика по узкому проходу у стенки бассейна. Вода рябит, и мне не видно ничего, ровным счётом. Выныривают участники кто-где на своих дорожках, и тоже разглядеть тут уж ничего не удается. Оказывается, можно подняться на балкон и смотреть сверху в бинокль. Это уже гораздо интереснее, особенно если взять с собой рыбацкую табуретку. Потому что на балконе сидеть негде, только стоять. В бинокль сквозь воду видно, как и кто скользит внутри толщи воды. Мастеровитые ныряльщики скользят экономно-расслабленно, но довольно быстро. Неумелые начинают частить и мельтешить, и напрягаются. Выныривают они порознь: умелые далеко и синие, новички близко и розовые. Синие розовеют и, удовлетворённо улыбаясь, ждут итогового протокола, розовые волнуются, что-то подсчитывают, иногда расстраиваются, но тоже ждут. Расходятся тихо, исчезая с бортика небольшими компаниями. В предвкушении нового соревновательного дня.

Записал впечатления Тютрин Андрей. 

По следам чемпионата России по фридайвингу в Москве 2015.