Работа детского инструктора. Статья Екатерины Брезгиной

Ещё шесть лет назад я бы даже не подумала, что когда-нибудь стану детским тренером. И только начав свою тренерскую деятельность, я поняла КАК много вещей, о которых я не задумывалась, когда плавала сама. Что-то для меня было само собой разумеющимся, а что-то делала, потому что надо — особенности техники, положение тела, нужность и взаимодействие отдельных элементов тела.

И сейчас мне очень помогает собственный спортивный опыт, так как я понимаю, с какими сложностями и эмоциями могут столкнуться маленькие ныряльщики. Я помню то ощущение дискомфорта под водой, которое возникло, когда я только начинала плавать. Но со временем в воде становилось всё комфортней и комфортней. В какой-то момент я ощутила комфорт и своеобразную эйфорию от нахождения в воде.

У детского тренера возникает множество вопросов, начиная с того, какую тренировку следует сделать для конкретного ребёнка, и заканчивая вопросом: «А тем ли я, вообще, занимаюсь?». И я хочу поделиться и своими мыслями по этому поводу и мнением других детских инструкторов по фридайвингу.

Время от времени у меня возникает вопрос «Что для меня значит быть тренером?» и с каждым разом я нахожу для себя более полный ответ. Для меня быть тренером значит нести огромную ответственность не только за безопасность детей, но и за формирование их как личностей. Для меня это своеобразная игра, в которой участвую не только я, но и мои подопечные. Каждый из нас понимает, что мы хотим друг от друга, и каждый толкает свою ветку действий. Хорошо, если эти ветки находятся достаточно близко друг к другу и мы стремимся примерно в одном направлении, но так бывает не всегда. Это интересно, это интригует, это даёт возможность двигаться дальше, это учит и совершенствует.

Составляя программу, каждую тренировку хочется сделать особенной и непохожей на другую, но и так, чтобы эффективность от неё была на прежнем уровне, а то и выше. Иногда рождается что-то своё и если оно оказывается не только необычным, но и эффективным, появляется чувство радости. В начале тренерской практики задания, которые приходят в голову достаточно стандартны и постоянно путаются в голове. Из-за этого первое время приходилось записывать программу тренировок и сверяться с более опытными инструкторами. Но с увеличением практики появляется своеобразная чуйка: ты написал программу, дети пришли на тренировку и ты видишь что, именно сегодня и именно сейчас нужно давать другое. Ты просто чувствуешь это.

IMG_5160.JPG

«Быть детским тренером — большая ответственность, много эмоций, в основном, конечно, положительных, хотя бывают разные случаи. Это желание привить детям любовь к воде, любовь ко фридайвингу. Хочется научить их чувствовать себя в воде как рыбы, передать свой жизненный и особенно водный опыт, научить их радоваться жизни. Вода дала мне многое и я хочу поделиться этим с детьми», – так отвечает руководитель детского направления Molchanovs Лукова Ольга, отвечая на мой вопрос.

А вот мнение инструктора Зои Головни: «Если говорить о детском направлении, основная моя задача, как инструктора, в том, чтобы адаптировать их к воде. Помочь наладить контакт с ней расслабленно и с радостью! Дать возможность научиться взаимодействовать с водой, проявляться в ней, чувствовать себя безопасно. А дальше уже будет выбор их жизненного пути: заниматься синхронным или скоростным плаванием, водным поло или фридайвингом, сёрфингом, да хоть яхтингом! Моя задача быть проводником, привить любовь к воде. При этом никто не отменяет труд и дисциплину. Просто с детьми хочется сохранять как можно больше их естественный интерес и мотивацию».

31092057_1792473917484335_5776918789090181120_n.jpg

Детский инструктор Molchanovs Алина Верещагина отвечает так: «Для меня детский тренер — это, прежде всего, друг для ребёнка, который помогает разобраться с различными вопросами и помогает узнать новое не только в сфере физической культуры, но и в жизни вообще».

Каждый детский инструктор дошёл до жизни такой своим путём: для кого-то это основная профессия, а кто-то расценивает работу с детьми как оплачиваемое хобби. Для меня это, скорее, тесное переплетение и того и другого — мне нравится учить, и при этом детский инструктор — внушительная часть моей профессиональной деятельности.

Лукова Ольга: «Для меня это однозначно работа. Хобби, в моём понимании, подразумевает под собой любительское освоение, что называется, для души, а при работе с детьми нужен профессионализм».

Наш инструктор Алина говорит об этом так: «Рассматриваю как часть работы, в которой мне интересно развиваться в качестве педагога».

С увеличением практики копится и количество интересных ситуаций, которые происходят на тренировках. Однажды ко мне на занятия пришёл десятилетний мальчик. Плавать и даже просто держаться на воде он не умел от слова совсем (этакий топорик, отпусти и идёт на дно). В процессе тренировки я дала ему досочку и попросила проплыть на ногах кролем. Мальчик начал колотить ногами по воде, но не сдвинулся с места. Тогда он приложил больше усилий и… поплыл вперёд ногами. Такое я видела тогда впервые в жизни и, мягко говоря, удивилась. Со временем мы разобрались с его супер-способностями плавать задом наперёд и дальше обучение пошло по своему обычному курсу.

А ещё у меня есть ученица, которая о-о-очень любит поговорить. За время разминки на суше она успевает рассказать про то,  куда съездила в выходные  как это было, спросить, как я думаю, кто она сегодня (любит представлять себя в разных ролях, например: «сегодня я котёнок Ника, а вот сегодня щеночек, а завтра я буду дельфинчиком») и поиграть со мной в загадки. Когда с ней играешь в воде ей нравится самой придумывать игры, а плавать она любит больше под водой, чем по поверхности. Работа с ней — это интересный и захватывающий опыт, в результате которого лежит не только её умение плавать тем или иным стилем, но и моё совершенствование тренерского стиля общения с детьми.

Бывают забавные случаи и у Зои: «Каждый день что-то происходит. Например, бывают уморительные моменты, когда родители помогают работать с ребёнком в воде и просишь, например, папу пускать пузырики в воду, чтобы ребёнок видел, что он делает это не один. У одного папы в ответ на эту просьбу были таки-и-и-ие большие глаза! Он так и не смог опустить в воду даже подбородок. Иногда прошу нырнуть вместе, а у мамы макияж и укладка под шапочкой».

IMG_5162.JPG

И вот он ещё один интересный и важный аспект работы с детьми – работа с родителями. В большинстве случаев никаких проблем при общении с ними не возникает. Они делают запрос, а моя задача состоит в том, чтобы его выполнить. Иногда встречаются очень обеспокоенные родители, которые переживают буквально обо всём, что происходит с их ребёнком. Иногда приходят родители очень увлечённые развитием своих детей, в результате чего у детей бывает в день по 4-5 различных занятий и, как вишенка на торте, фридайвинг. Бывает, приходят родители, которым нужен спортивный результат. Также встречаются родители, для которых главное, чтобы ребёнку нравилось, а подробности занятий их не интересуют. Приходят родители, которые сами пытаются меня учить, как работать тренером. Или родители, которые плавают рядом с детьми и пытаются дать им совет, как правильно плыть. Я считаю, что все они замечательные люди, которые переживают и дают своему ребёнку столько, сколько могут дать (а некоторые даже больше) и то, что они считают нужным. Я уважаю их мнение и всегда пытаюсь согласовывать свои действия с их представлениями, но также слежу за тем, чтобы мои действия были направлены больше на пользу ребёнку, чем в угоду родителям.

Вот что по этому поводу говорит Головня Зоя: «Я очень люблю рассматривать и анализировать связку ребенок-родитель и могу сказать, что минимум на 80% успешность занятия в воде у ребёнка зависит от настроя родителей. Необязательно быть в воде с ребёнком. Иногда малыша приводит няня, но мы знаем задачи родителей и их настрой на регулярные и продуктивные занятия.

Если честно, то каждый родитель, который приводит ребёнка (тем более совсем кроху) на занятия хочет, чтобы у него были результаты и успехи. Ну нет ни одного, которому всё равно. Но не каждый доверяет пространству, тренеру, своему ребёнку и самому себе. И не каждый готов проявить терпение, вникнуть в особенности своего малыша, дисциплинировать себя, чтобы регулярно водить на занятия, и всё прочее».

В процессе работы приходится сталкиваться с детишками разного возраста. И у каждой возрастной категории встречаются свои интересности и особенности. Как тренер по плаванию я работала с двухлетними детишками и старше, а в качестве инструктора по фридайвингу чаще встречаюсь с детьми от пяти лет и старше. Хочется подробно пройтись по всем возрастным категориям.

С возрастом 2-3 года работа тренера заключается в том, чтобы заинтересовать ребёнка, пробудить интерес к воде. В работе с такими детьми обычно есть небольшая, но очевидная сложность — если ребёнок не занимался грудничковым плаванием и его жизнь не связана с морем, то такие дети часто боятся опускать лицо в воду, а про то чтобы лечь на воду и убрать ноги со дна речи даже не идёт. Получается, что нужно так заинтересовать ребёнка какой-то игрой, чтобы он не обратил внимания, что его лицо уже намокло и что он постепенно начинает опускать его под воду, а ноги отрывать от дна бассейна.

IMG_5234.JPG

Более старших детишек в возрасте 4-5 лет уже гораздо проще положить на воду, но обучение продолжается в игровом формате. Обучение на данном этапе сводиться к тому же знакомству с водой, но добавляется и овладение техникой плавания.

Вся прелесть работы с детишками младшего возраста заключается в том, что если их действительно заинтересовать и действительно с интересом играть с ними, они проникаются таким доверием к тренеру, которое для меня очень ценно. При этом для этой возрастной категории нельзя найти какой-то единственный подход и работать по одной и той же схеме: каждый ребёнок индивидуален и это настолько чётко прослеживается, что для каждого нужен, порой, не только отдельный подход, но и отдельная методика обучения. Например, с одним надо больше играть, а плавать между упражнениями, другого надо хвалить за каждое задание, а вот третьего не нужно иначе разленится, четвёртому о-о-очень нравится кувыркаться, а пятому категорически не хочется плавать на поверхности, шестой будет липнуть как обезьянка и ему надо во всём помогать, а седьмой серьёзный маленький человечек скажет, что помогать не надо и он: «Всё сам!». Для каждого ребёнка – свой подход в этом вся прелесть, но и в этом вся сложность и интерес.

Работа с детьми от 6 до 11 лет имеет свои особенности. Для таких детишек нагрузка постепенно увеличивается. С ними уже больше плаваешь, ставишь технику, оставляя последние полчаса на игры (игры тоже меняются и усложняются для поддержания интереса). В этом возрасте у детей возникает чувство соперничества и они начинают стараться всё время обогнать друг друга, из-за чего часто приходится их тормозить и напоминать, чтобы плыли не столько быстро, сколько правильно.

Логика таких детей тоже становится хитрее и интереснее: один будет стремиться проплыть всё быстрее всех, а другой будет стоять у бортика и ждать, когда все остальные закончат задание, чтобы тренер разрешил не доплывать, а перейти сразу к следующему. Бывает, что дети пытаются «срезать» дистанцию под водой (развернувшись не у бортика, а раньше), а бывает в своей целеустремлённости могут доплыть до синих губ (такое чаще встречается у более старших детей). За детишками такого возраста нужен довольно жёсткий контроль и «твёрдая рука» инструктора. В этой игре хитрости и целеустремлённости нужно стать водой и направлять их в сторону комфортного ныряния и безопасной нагрузки.

IMG_5128.JPG
   
И вот он! Рыба моей мечты — подростковый возраст. У кого он начинается чуть раньше, у кого-то чуть позже, но сталкиваются с этим все. Проявления этого непростого периода жизни у каждого ребёнка выражаются индивидуально. Гормоны бушуют и вместе с ними волнуются и дети. В большинстве случаев повышается реактивность детей – на каждое твоё слово тебе возразят тремя или, о мой любимый «незаметный» злой взгляд. Главное, в такие моменты не попадаться на провокации и реагировать как «взрослый человек». Подростки должны чувствовать, что здесь им могут подыграть, а здесь палку перегибать уже не надо. Кто-то, наоборот, в этот период взросления становится более тихим и скромным (таких подростков хочется расшевелить и показать и доказать им, что они прекрасны). И, конечно, возрастает соревновательный элемент.

Затем гормональный бум постепенно сходит на нет, дети становятся более спокойными и уравновешенными. Девочки расцветают и становятся девушками, а мальчики чуть позже становятся мужчинами. Этот момент один из самых интересных в практике тренера: наблюдать, как растёт и развивается ребёнок и становится постепенно взрослым.
   
Вот, что говорит на это Лукова Ольга: «С детьми работать сложнее, со взрослыми работать проще. Потом с детьми разного возраста нужен разный подход. Размах возраста большой: мы занимаемся с детьми с 4 с половиной лет до 15 и подход к детям должен быть разный в разном возрасте.

Различия «взрослые – дети» в том, что взрослых ты всегда рассматриваешь дистанцированно от себя. Они твои ученики, но при этом ты держишься с ними на какой-то дистанции. С детьми, по крайней мере, у меня, происходит по-другому: каждого ребёнка я воспринимаю, как близкого мне человека, и максимально открыто с ними общаюсь. У меня нет с ними никаких преград и дистанций, они все мои дети, а не только ученики.

Работала я с разными возрастами. У меня нет любимого возраста, в каждом можно найти что-то интересное для себя. С дошкольниками работать эмоционально сложнее, но при этом если у них что-то получается, когда их чему-то учишь, эмоциональная отдача больше. Подростки более послушные, но тоже бывают разные непростые моменты. Приходится какие-то ситуации мониторить и разруливать».

Зоя Головня отвечает на вопрос о любимом возрасте учеников так: «С детишками мне работать немного сложнее, потому что постоянно нужно проявлять фантазию! Зато изобретательские таланты развиваются. Пляшешь «танцы с бубнами», придумываешь истории, играешь! Взрослые, в большинстве своём, приходят осознанно, у них есть внутренняя мотивация. Хотя танцев с бубнами тоже хватает».

Юра Шматко пишет: «Работал с детьми 9 лет и старше и с ними, пожалуй, интересней всего. Чем старше, тем более высокое понимание и больше растут результаты. Но детки помладше получают прямо дикое удовольствие от нырялки и инструктору это доставляет особую радость».

В каждой возрастной категории есть свои особенности и с каждой из них мне интересно работать. Я люблю решать сложные задачи требующие нестандартного мышления и работа с детьми как раз таки даёт мне такую возможность.
С каждым новым занятием открывается что-то интересное и новое. Узнаёшь новые аспекты профессии инструктора не только с методической точки зрения, но также с точки зрения родителя и ребёнка, психологии и физиологии. Поэтому есть направление, куда всегда есть желание стремиться. Профессия инструктора позволяет изучать особенности обучающихся и само тренерство с каждой минутой занятия всё больше и больше и совершенствоваться в данном направлении.

Детский инструктор по фридайвингу Екатерина Брезгина.

Если вам кажется, что работа детского инструктора это ваше призвание и вы готовы попробовать — пишите нам на адрес rusfreediver@gmail.com, расскажем всё в подробностях.